Мы летали во снах, а теперь сны нам больше не снятся.
Мы — забывшие небо большие бескрылые птицы.
Как Летучий Голландец, которому с мели не сняться.
Как потерянный остров, которому с морем не слиться

И не сбыться землёй. Что ни день — то нелепее фанты.
Что ни ночь — то ущербней луна, то тревожней забвение.
Между явью и сном по карнизу идёт на пуантах
Неуверенное, обессиленное привидение

И срывается вниз. И, с трудом увернувшись трамвая,
Отправляется дальше не им утверждённым маршрутом
По другим адресам, где оно тоже не напугает
Никого. Где давно, как и здесь, не считают по штукам

Ни ошибки, ни страхи, ни дни, когда небо с овчинку,
Ни беззвёздные ночи, когда ни уснуть, ни проснуться.
Может, мир по пылинке на крыльях уносит в починку
Приведение ли, ангел ли? — Нам к нему не прикоснуться.

Мы летали во снах, а теперь сны нам больше не снятся.
Мы — потерянный остров, которому с морем не слиться,
Беспризорный Голландец, которому с мели не сняться,
Мы — забывшие небо большие бескрылые птицы.

 

(Дмитрий Геннадиевич Шумаков. Из сборника "Посмотреть на солнце")

 

Все стихи