История беседует не с каждым —
Поди не Ганди ряженый урод,
Что нанят бить нагайкою сограждан,
Тех, кто уроки у неё берёт.

А как ещё средь умных отличиться? —
Лишь их лупя по головам, пролезть —
Тем, кому нежелание учиться
Здесь гордости предмет, а не болезнь:

Какие бы дожди ни моросили,
Такого просто не заманишь в класс.
Крюк, что они зовут «путём России» —
Лишь угол, куда время ставит нас.

За двойки. За презрение к немногим
Кто раздувает ветер перемен.
За то, что не хотим учить уроки:
Нам недосуг, мы всё «встаём с колен».

За зрение вспять. За жертву культу мертвых
Своих живых, что жжем на фимиам
Тем, кого загротряд на пулемёты
С винтовкой гнал. Мы все остались там,

Где что ни холм — в боях полёгший воин,
Могилы братские у каждого села,
И молоко от местных трав такое,
Что с кружки вышибает из седла.

Зимой оступишься — и заметёт пороша,
Как деда заметала век назад.
Здесь все вокруг помешаны на прошлом,
Любого ткни — не турок, но казак.

Здесь в День Победы даже дождь не брызнет,
Чтоб слав былых не подмочить оградь,
Здесь не прощают тех, кто учит жизни,
Здесь не зазорно только умирать:

Уйти в наёмники или в зудящем рое
Бахвалиться, что бойню «повторит».
Кураж густеет в годовщины боен:
Такое шоу, что слеза свербит.

И режиссёр и постановщик — глыбы!
Смерть — как живая! Свет и звук — под стать.
Имей билет в партер, возможно, был бы
Я рад интриге сопереживать

Тех аргументов, что она предъявит —
Да смерть всё больше в морду норовит:
Здесь даже сны замешаны на яви,
А явь по большей части на крови —

Чужой ли? У казённого корыта,
Рыгая, сыто утирая рот,
Галдя, что «не забыт» и «не забыто»,
Толчется для властей полезный сброд,

А по больницам, хосписам, собесам
Мусолят свои скудные куски
И в нищете уходят бессловесно,
На красочных парадах бесполезны,
Нам портящие праздник старики.

 

(Дмитрий Геннадиевич Шумаков. Из сборника "Посмотреть на солнце")

 

Все стихи