Радетели священных скреп
В России издревле умели
Не дать раскачивать качели,
Бороть гейропу и госдеп,

Плясать вприсядку трали-вали,
Пугая мирных ротозеев,
Чтоб знали — деды воевали,
Чтоб знали — повторить сумеем;

Чтоб по своим углам сидели
И нас заслуженно боялись,
И с дружбой даже не совались,
Нам не смеша виолончели.

Ведь наш оркестр готов играть
Весь день и плац топтать кругами,
В «Славянку» с головой макать
Всех, кто назначены врагами.

Их слух непререкаем — факт.
Власть хмыкнет — они сердцем слышат.
Навстречу рвясь, чтоб сделать ближе
Благой виолончленства фарт,

Что дразнит, радугой маня.
Ну а пока вся их палитра —
Бемоли бурого вранья
Что каплют с вещего пюпитра.

Сей строевой культуры цель —
Быть на виду пред высшим взором:
Заткнуться и с тамбурмажором
Дудеть в одну виолончель.

Страна отправлена на слом —
Из нас какая, к черту, фронда!
Когда кипит война со злом
Нас всех в гробу видали с фронта.

Мы лишь балкон, виолончелядь,
Не нам лорнировать оркестр —
Нам лишь гадать, косясь окрест,
Чего ещё свиолончелят.

Где всё идёт вразнос, в распил ли,
Где марш вздувает чад борьбы,
Виолончель — пристойный символ
Богини лабухов сервильных —
Такой желанной и всесильной
Её Величества Трубы.

 

(Дмитрий Геннадиевич Шумаков. Из сборника "Чаша без дна")

 

Все стихи